История
Термины тэпа
Персоны
Фестиваль «СТЕП-ПАРАД»


История и развитие

Из интервью с Петром Львовичем Гродницким, патриархом русской чечетки:

«…Где родилась чечетка? Это темное дело…Я начинал учить чечетку в 11 лет на Волге в Саратове у Лаврентьева. Это было мое первое увлечение танцем. Лаврентьев показал мне такой специальный ход,  его можно делать вперед, назад, в сторону. Он назывался «сиротинушка». Сейчас, у американцев, это называется «флеп». А то, что сейчас называется «вингс», у нас всегда называлось «цыганской». Чей это танец? Утесов говорил, что чечетка, как и джаз,  родилась в Одессе на Малой Арнаутской, а  не  в Америке… Отбивали чечетку тогда везде. На улице, в подворотне на листе железа, чтобы лучше было слышно. На сцене - конферансье и куплетисты, и, конечно, чечеточники в джаз-оркестрах Александра Цфасмана, Леонида Утесова. Все куплетисты заканчивали свое выступление чечеткой, и знаменитым «Лам-ца, дри-ца, ум-ца-ца!» Это было модно. В спектакли оперетты вставляли чечеточные номера. Тогда этот танец назывался чечеткой. Конечно, негры виртуозы, но они много взяли у русских. Многое зависит от стиля. Одно и то же движение можно делать и по-русски, и по-американски…»

 

ТЭП–ТАНЕЦ (TAP DANCE) в России называют чечеткой, в последнее время степом, как, впрочем, и в Европе. Словарь русского языка С.И. Ожегова толкует значение слова чечетка, как танец с частым, дробным пристукиванием. В Америке его называют тапом, в Ирландии жигой, во Франции клокетом, в Испании сапатео. Этот танцевальный жанр, как и любой другой, имеет свои истоки и свою судьбу. Его история, возможно, не такая богатая, как история классического или народного танца, но это не значит, что она менее интересна. За тот относительно небольшой период его развития у него были взлеты и падения, успехи и поражения… Сейчас тэп-танец стоит в ряду других танцевальных стандартов, он доказал свою самодостаточность, ибо универсален по своей природе.

          

ЛЕГЕНДЫ. Существует несколько легенд возникновения этого танца. По одной из легенд, древнеегипетские жрецы, произнося заклинания и общаясь с богом Ра, становились на большие барабаны и отбивали ритм ногами, приводя тем самым и себя и народ в экстаз. Всевозможные языческие шаманы свои заклинания также сопровождают ритмическими прыжками и ударами в бубен. Индийские танцовщицы надевают на ноги браслеты с колокольчиками, которые при движении создают ритмичные мелодичные звуки и таким образом привносят дополнительную окраску в их выступления. Для народов африканского континента, которым присуще чувство ритма, игра на барабане не только «музицирование», но и средство связи и общения между собой на достаточно значительном расстоянии. С помощью ритмических рисунков и их структуры они передавали друг другу информацию и необходимые сообщения задолго до появления телеграфа.

           

БРИТАНИЯ. С давних пор английские и ирландские крестьяне носили деревянные туфли. Что бы согреться или развлечься, они танцевали жигу (Jig). Особенностью танца являлось то, что двигались только ноги. Удары делались носками и пятками ступней ног, верхняя часть корпуса оставалась неподвижной. Переплясы и танцевальные соревнования устраивались на деревянных тротуарах и настилах. Победители могли войти в народную танцевальную группу, которая называлась «Ланкашир – клог».

           

Чарли Чаплин в своей книге «Моя биография» вспоминает, как в девятилетнем возрасте выступал в детском ансамбле клогденса «Восемь ланкаширских парней». И, хотя сам он утверждал, что не испытывал особого восторга от сознания того, что является одним из восьми участников ансамбля, существует свидетельство, что он весьма виртуозно исполнял жигу. Подобных групп, и детских и взрослых, было на Британских островах множество.

           

СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА. Мы можем говорить о двух основных корнях тэп-денса -  африканском и европейском. Они встретились и смешались друг с другом на Американском континенте. В те далекие времена от берегов Европы, Англии и Ирландии отчаливали суда с отчаянными и отчаявшимися смельчаками и фантазерами, которые мечтали обрести в Новом Свете счастливую жизнь. Одновременно с этими кораблями к берегам Америки приставали корабли из Африки, которые везли особый груз - рабов. Во время плавания на корабле, когда рабов выводили на палубу проветриться и размяться, они, лишенные возможности играть на барабанах, пристукивали и шаркали ногами об пол, отбивали ритм, ударяя ладонями, и пели свои песни, в которых они умели выразить не только радость жизни, но и ее трагизм. И, конечно же, прямо на палубе устраивались переплясы на лучшее «чечеточное коленце» между белыми матросами и темнокожими «пассажирами».

           

ТЭП-ТУФЛИ. Матросы, чтобы усилить звук чечетки прибивали к подошвам ботинок мелкие английские монеты - пенни. Это было первое изобретение и усовершенствование тэп-туфель. Русские плясуны подбивали носки и пятки сапог небольшими металлическими скобами, не только для того чтобы дольше носились, но и чтобы они громче стучали, когда они отбивали в танце дроби. Уже в двадцатом столетии «уличные» танцовщики, чтобы их было лучше слышно, крепили на подметках ботинок пивные пробки. Думается, в начале этого же двадцатого к кожанным туфлям стали крепить алюминевые набойки. Известно, что первый патент на набойки оформила фирма Capezio. Сейчас, из всех приспособлений, остались два вида набоек: одинарные или акустические, когда звук, сила удара и сложность ритма зависят только от мастерства и техники танцовщика; двойные или стереофонические, когда двойные пластины на набойках помогают исполнителю издать больше звуков. Когда-то в середине 60-х прошлого двадцатого века я начинал с набоек Рафика Шарафетдинова, к которому меня привел мой учитель Владимир Борисович Зернов. Рафик был изобретателем первых русских набоек для чечетки. У него была мастерская металлоремонта на улице Горького, и помимо набоек, он устанавливал коньки на ботинки хоккеистов сборной СССР! Набойки чечеточников (taps, как называют американцы)  были только двойные (погромче), причем цыганским танцовщикам Рафик комбинировал пластины, ставил одну металическую дюралюминевую, а другую текстолитовую. Таким образом, его изобретение облагораживало неугодную властям цыганскую чечетку.  

           

ЖИГА… ЖУБА… КЕЙК-УОК… Итак, новые американцы, белые и черные переселенцы, живущие в бедных кварталах, устраивают переплясы прямо на улице, и именно здесь происходит соединение европейских танцев – ирландской жиги (Jig) и клога (Lancashire Clog) с африканским обрядовым танцем жубой (Giouba). В Луизиане темнокожие рабы, работавшие официантами, смотрели на салонных европейских танцовщиков, и это их чрезвычайно веселило. После работы они имитировали манеру белых и их походку на негнущихся ногах. Знаменитый «кейк-уок» (Cakewalk) есть не что иное, как карикатура на европейскую чопорность и манерность. Надо было проявить умение и сноровку, чтобы, танцуя, не уронить кусок пирога, которым они балансировали у себя на голове.

           

«БЕЛЫЙ»  И «ЧЕРНЫЙ» ТЭП. То, что теперь мы называем тэп-танцем, берет начало в столкновении, взаимовлиянии, а затем и слиянии африканской и европейской танцевальных культур. Именно к началу XIX века в результате слияния ирландской жиги с африканскими ритмами появляется Buck and Wing (буквально, «доллар и крыло»). Этот стиль отличается от других синкопированным ритмом и его можно считать предвестником джазового ритм-тэпа. Однако, вплоть до конца XIX века, продолжает пользоваться популярностью народная чечетка (clog). Проводяться соревнования по клогу, где судьи сидят под сценой, чтобы следить за качеством звука и колличеством ударов (говорят, что лучшие добивались 70 за 15 секунд). Исторически различают «белый» и «черный» тэп, их еще называют англо-американским и афро-американским стилями. Различие состоит как в ритмических структурах, так и в самой танцевальной технике. Важными элементами английского стиля считаются «Хоп» (Hop) или «Джамп» (Jump) – прыжки и, соответственно, звук на излете. Танцевальная техника опирается на движения, исходящие из одного центра. Этим характеризуется большинство европейских танцев. Здесь оказывает значительное влияние танцевальная культура и школа классического и бального танцев. Афро-американский стиль характеризуется сильно синкопированным ритмом, большинство ударов исполняется ступней свободной, ненагруженной ноги. Танцевальная техника использует движения, исходящие не из одного главного центра, а из соседних, периферийных. Здесь можно отметить самостоятельную, изолированную работу рук и ног. На этот стиль оказывают влияние элементы джазового танца, а также фанк и хип-хоп. Одним из важнейших моментов этого стиля является импровизация, а не заранее поставленные номера.       

           

МЕНЕСТРЕЛЬ-ШОУ. Со временем тэп от «уличного» танца переходит на сцену и включается в менестрельные шоу (Minstrel Show) того времени. Это были своеобразные музыкальные программы кабаре в исполнении белых и черных актеров. Их можно считать прообразами знаменитых бродвейских ревю, где компоновались музыкальные, вокальные и танцевальные номера. Исполнители (белые и черные) красили свои лица горелой пробкой в черной цвет (blackface) и создавали характеры, подобные образам Европейской комедии Дель`Арте. Самым известным исполнителем в менестрельных шоу середины XIX века был темнокожий актер Уильям Генри Лейн (William Henry Lane) – «Мастер Жуба» (Master Juba). Он не пародировал черных, как это делали все остальные, а создал свой собственный стиль, в котором умело соединил комбинации ирландского рила, жиги с африканскими ритмами. К 1845 году он достиг пика своей популярности, и, собственно, его можно называть «праотцом»  тэп-денса.   Менестрельные шоу прожили до начала 20-х годов XX века, когда их сменил американский водевиль - адаптация английского мюзик-холла.

           

ДВА НАПРАВЛЕНИЯ. В этот период обозначились два направления в технике тэпа. Одно, «бак и винг» (Buck and Wing), исполнялось на большой скорости, со скользящими движениями и перемещением. Джимми Дойл и Харланд Диксон были пропагандистами этого направления. Второе, «софт шу» (Soft Shoe), исполнялось на четыре четверти и отличалось элегантной и изящной манерой. Здесь еще в самые первые годы двадцатого века выделялся Джордж Праймроуз (George Primrose). Также среди знаменитостей того времени можно назвать Джона Саблетта Бабблза (John Sublett Bubbles), которого называют изобретателем третьего направления – «ритм-тэпа» (Rhythm Tap). Он мог танцевать шестнадцатыми нотами и был первым, кто придал стилистическое значение ударам пяткой, а не только носкам, как делали до него. Про него рассказывают, что бывая в Нью-йоркском Хуфер клубе (Hoofer`s Club), он с безразличием наблюдал за выступлениями молодых чечеточников. Когда он видел новое интересное движение, которое он хотел перенять, то недовольно качал головой, и говорил, что это звучит не ритмично и просил повторить. И так несколько раз, пока он его не выучивал. Потом он заявлял, что это напомнило ему его же комбинацию, которую он делал когда-то давно, и исполнял блестящий пассаж, в который вставлял только что увиденное движение. Все знали эту игру, но это приводило всех в восхищение. Пожалуй, в этом есть суть тэпа, это то самое, что позволяет ему жить и развиваться вот уже почти триста лет. Этот принцип называют «Вызов» и «Краденные» удары» (Challenge and Stealing Steps). Суть соревнования, перетанцовывания, перепляса, которая лежит в основе любого танца, думается, всех народов и всех времен. А уникальность тэп-танца – «музыки туфель», в том, что каждый исполнитель, заимствуя и придумывая, повторяя и импровизируя, сочиняет свой неповторимый и оригинальный стиль.

           

РУССКИЕ КАЗАЧКИ В АМЕРИКЕ. Примерно в это же время, в начале XX столетия, как свидетельствуют сообщения из Америки и России в Нью-Йорке прошли выступления русских плясунов - чечеточников, «казачков», которые произвели впечатление своей техникой и исполнением танцевальных трюков. Русские плясуны были известны не только отличной танцевальной техникой, но и сложными ритмическими рисунками на шесть, восемь, двенадцать четвертей. К дробям, которые отбивались ногами, добавлялись хлопушки руками, что придавало как ритмическое, звуковое усиление, так и зрительное, танцевальное. Танцевали не только ноги, в танце участвовало все тело.

           

ГАСТРОЛЕРЫ ИЗ АМЕРИКИ И СТЕП В РОССИИ.  А в Санкт-Петербурге блистали гастролеры из Америки. «Это целая дюжина англичанок, закутанных в роскошные костюмы, какая-то балетная симфония английского канкана с металлическим звоном серебристых подков на каблуках, да еще с пением и фигурами», писал журнал «Биржевые ведомости» рецензию на выступление «Тиллер-герлс» в номере за 1907 год. Надо сказать, что заморские гастролеры произвели впечатление не только на публику, но и на русских коллег, выступавших на эстраде. Русские плясуны-дробушечники и цыганские чечеточники моментально оценили прелесть и магию ритма степа и стали активно вставлять его в свои номера. Одним из первых, кто стал использовать чечетку в цыганских номерах, добавляя в нее «хлопушки», и сделав ее кульминацией номера, был Николай Чубаров. Сергей Караваев и Евгений Пешков, сочетали чечетку с русской пляской, присядками, дробями и хлопушками. Были еще и другие – исполнители «культурной», так называемой «американской чечетки». Эти танцы еще называли «ритмическими». Леонид Утесов владел «американской чечеткой», сохранилась афиша: «Американские танцы в исполнении Леонида Утесова». Был известен дуэт «Глед и Глед» одесситов братьев Михаила и Эмиля Гладштейн. Существовал квартет степистов «Фоли», в составе А. Арнольда, Л. Артамоновой, Н. Винниченко и А. Триллинга. Позже Николай Винниченко и Альберт Триллинг выступали в дуэте «Блек энд Уайт». В конце двадцатых годов XX столетия в Советской России ужесточается идеологическая политика, стали бороться с «идеологическими сорняками», «музыкой толстых» и очищать советскую эстраду от чуждых ей жанров и тенденций. Досталось, конечно, и чечетке. Исполнителям приходилось «камуфлировать» чечетку. Либо это был карикатурный портрет американского «Дяди Сэма», либо своего нерадивого «Прогульщика». Известный режиссер и балетмейстер Николай Михайлович Фореггер использовал звукоподражательный характер чечетки в своем номере «Поезд» и многочисленных «Танцах машин». Надо сказать, что адаптация «американской чечетки» проходила согласно основным требованиям «социалистического реализма» на сюжетной основе – в эстрадном танце главенствовала миниатюра. В программе «Музыкальный магазин» теа-джаза Леонида Утесова появляется старая кобыла (она «состояла» из двух чечеточников Н. Винниченко и А. Триллинга). По воспоминания Л.О. Утесова кобыла «вела себя немыслимо – выбивала чечетку, лягалась, падала, раскинув ноги в противоположные стороны. Хохот стоял до слез, когда я поправлял ей эти ноги и она, поднявшись, оказывалась перекрученной». Практически во всех джаз-оркестрах были степ-танцовщики. В джаз-оркестре Александра Варламова – Тата и Вадим Гумбурги. В оркестре Александра Цфасмана – Эмиль Глед. В ансамбле Центрального Дома культуры железнодорожников братьев Дмитрия и Даниила Покрасс – «Семья Зерновых». Они отличались оригинальными номерами и высокой техникой исполнения, а Владимир Зернов стал известным хореографом и педагогом. В Ленинградском джаз-оркестре Якова Скоморовского – братья Борис и Юрий Гусаковы. Советский кинематограф сохранил нам танцы чечеточников: братьев Бориса и Юрия Гусаковых в кинофильмах «Карнавальная ночь» и «Матрос с «Кометы», Валерия и Геннадия Сазоновых в кинофильме «Спеши строить дом», «Эта веселая планета». Можно и должно вспомнить блистательную Любовь Орлову и ее сольный номер на пушке в кинофильме «Цирк» Григория Александрова, или чечеточный проход Леонида Утесова под песню Исаака Дунаевского «Легко на сердце от песни веселой» в кинофильме «Веселые ребята». В 80-е годы прошлого века российский тэп-танец стал героем кинофильмов Карена Шахназарова «Мы из джаза» и «Зимний вечер в Гаграх», также в это время выходят на экраны «Прогулка в ритмах степа» Олега Рябоконя и Наталии Шереметьевской и «Гремучая дюжина» Святослава Чекина и Владимира Кирсанова.

           

XX ВЕК. ДЖАЗ И ТЭП В АМЕРИКЕ. Конечно, именно в XX веке прозошло становление жанра, его стилей, терминологии, школы и методики преподавания. И прежде всего надо говорить об изменениях, связанных с возникновением и развитием нового музыкального стиля – джаза! Ибо джаз, сам возникший из сочетания африканской и европейской музыкальных культур, дал мощный толчек развитию tap dance в Америке в первой четверти XX века. Регтаймы и блюзы c их необычным синкопированным строем идеально подходили для исполнения чечетки. На тот момент и джаз и тэп считались музыкой и танцем «черных» и противопоставлялись высокой «белой» культуре. В двадцатые годы, время «сухого» закона, появляются всевозможные шоу (Клуб Коттон (Cotton Club), например), где работают темнокожие музыканты, актеры и танцовщики.  В 1914 году в Гарлеме, в театре Лафайет начинается шоу «Глупышки Черного города» (Darktown Follies). Шоу было настолько популярно, что на него обращает внимание Флоренс Зигфельд () и совершает смелый и рискованный по тем временам поступок. Он покупает все шоу и переносит его на бродвейскую сцену, впервые представив таким образом «черный» ритмический танец «белой» публике. Тем немение, шоу становится популярным и в последствии становится знаменитым «Ziegfeld Follies». В это же время определяются и вырабатываются основные комбинации – стандарты тэп-танца. Такие, например, как Shim Sham Shimmy и Time Step. Надо сказать, что выражение «тэп денс» возникло в 1928 году, связано оно с мюзиклом «Дрозды» (Blackbirds) и с именем Билла «Боджанглса» Робинсона (Bill «Bojangles» Robinson). Именно его называют «Черным бриллиантом Бродвея» и самым первым джазовым тэп-денсером Америки. Тридцатые и сороковые годы двадцатого столетия являются золотым веком тэп-денса. «Эра свинга» в джазе, большие оркестры (Пола Уайтмена, Каунта Бейси, Дюка Эллингтона, Бени Гудмена, Гленна Миллера и Арти Шоу в Америке, Валентина Парнаха, Александра Цфасмана, Александра Варламова и и потом Леонида Утесова, Эдди Рознера и Олега Лундстрема в Советской России) приход звука в кино и появление киномюзиклов определили успех этого танцевального жанра. Это же обстоятельство приводит к тому, что традиционный «черный» ритм-тэп теряет свои позиции, ибо киногерои и, соответственно, звезды американского кино, согласно негласному закону, как правило должны быть «белыми». Таким образом, появляется новый вид тэпа – тщательно отрепетированный, хорошо сдобренный хореографией, в контексте сюжета и драматического образа. Многие джазовые барабанщики свинга и бибопа начинали свою карьеру как тэп-денсеры, среди них изобретатель «свинг хай-хэт бита» - Джо Джонс, а также Бадди Рич и Стив Гэдд. К этому же времени относится Рэй Болгер (Ray Bolger) и Дональд О`Коннор (Donald O’Connor) пропагандировавшие так называемый «эксцентрик-тэп». И, конечно, Элеонора Пауэлл (Eleanor Powell) и Пол Дрепер (Paul Draper),  профессиональных балетных танцовщики, исполняющие тэп. Пол Дрепер первым стал танцевать тэп под классическую музыку. Многие критики считают Элеонору Пауэлл лучшим тэп-денсером в мире, не только потому, что она женщина. Считали, что у нее самые быстрые ноги. И во многом благодаря ее таланту тэп-танец перестали считать сугубо мужским. Надо отметить, что афроамериканские чечеточники появляются в фильмах, как правило, только для показа «вставных» номеров, зачастую, не связанных с основным сюжетом. Режиссеры фильмов таким образом подстраховывали себя, что бы легче и «безболезненнее» можно было «вырезать» номер. Пример тому «Чаттануга Чу-Чу» из «серенады «Солнечной долины» с братьями Файардом и Гарольдом Николас (Nicholas Brothers), ярчайшими представителями акробатического тэпа. Благодаря звуковому кино, тэп попал в Европу и в течение короткого времени стал не менее популярным, чем в Америке. Однако, в пятидесятые годы вкусы меняются. Тэп теряет свою популярность, и на смену приходит джаз-танец. Закрывается знаменитый Нью-йоркский Хуфер Клуб и тэп становится уделом энтузиастов, занимающихся исключительно для собственного удовольствия. Только в середине шестидесятых годов возрождается интерес к ретро-стилю. На бродвейских подмостках появляются несколько шоу с участием хуферов, выступающих в стиле 30-40 годов. В 1970 году восстанавливают старый мюзикл «Нет, нет, Нанетта». На телевидении выходит ряд программ, посвященных тэп-танцу и его звездам. В конце 70-х, начале 80-х на киностудии Metro-Goldwyn-Mayer (MGM) делают трехчастный фильм «Это развлечение» (That`s Entertainment) и «Эти танцы!» (That`s Dancing!) - подборку фрагментов старых киномюзиклов. А в начале 80-х выходят фильмы с замечательным актером и тэп-танцовщиком Грегори Хайнсом. Стали проводиться всевозможные фестивали и конкурсы по степу. С 1989 года стали отмечать Американский а затем уже и Международный день тэпа (ITDD). В 90-е годы возникают международные шоу: ирландские «Riverdance» и «Lord of the Dance», австралийское «Tap Dogs», в Америке «Bring in `da Noise, Bring in `da Funk» и «Stomp».

    

ТЭП-ТАНЕЦ В РОССИИ СЕГОДНЯ. Сегодня, после выхода на экраны фильмов «Зимний вечер в Гаграх», «Прогулка в ритмах степа» и «Гремучая дюжина»; когда продолжает шагать фестиваль «Степ-парад» в Москве; при наличии любительских студий и школ различного уровня не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в других городах России; при том что степ-танец преподают в специальных творческих учебных заведениях, есть много подтверждений того, что новое и, возможно, более замечательное время этого увлекательного и завораживающего танца не за горами. Стараниями Общероссийской танцевальной организации (ОРТО) и ее вице-президента по степу Константина Невретдинова с 2002 года проводятся соревнования – чемпионаты России по степу, привлекающие внимание любителей из регионов России и ближнего зарубежья. Победители этих соревнований имеют возможность поехать и проверить себя на чемпионаты Европы и мира по версии IDO (Международной Танцевальной Организации), организации многочисленной, декларирующей тэп-танец, как одно из направлений спортивного танца. С 2003 года В Москве под эгидой ОРТО и МТДФ (Московской Тэп Денс Федерации) стали проводить фестиваль степа «Золотая набойка» - гала-концерт «новоиспеченных» чемпионов и призеров «степующей России», где лучшему исполнителю прямо на сцене крепят «золотую» набойку. В 2007 году в подмосковном Красноармейске усилиями Николая Астапова, при поддержке Фонда Николая Караченцова, под эгидой ОРТО-IDO и МТДФ проводится Чемпионат Европы по степу. Театр-школа современного танца ВОРТЭКС в рамках своих программ проводит мастер-классы, фестивали и конкурсы, отмечает Международный день тэп-танца. И это великолепно, потому что в тэп-танце любой человек, независимо от возраста, национальности, вероисповедания и политических пристрастий, неважно любитель он или профессионал, в полной мере может выразить свою индивидуальность. Для этого необходимо лишь чувство свободы, ощущение праздника, и пара ботинок с набойками.