«Барабанщик» не заменит танцовщика
Жуковские чемпионки в американской «чечетке»
«Иллюзион моей мечты»
«Ноги в руки»
«На сцене поклонники «Азбуки»
Нечаяная радость Владимира Кирсанова


«Барабанщик» не заменит танцовщика


Газета "Танцевальный Клондайк" № 10 (101) октябрь 2009
О. Шкарпеткина. «Барабанщик» не заменит танцовщика (Степ-парад 2009)
 
 
Степ, или как его американизированно называют «тэп», пожалуй, - самый демократичный вид танца, ибо только он создает иллюзию, что танцевать может каждый, где бы он ни находился и что бы ни делал: в задумчивости ли шагал по улице, обдумывая сложное решение, объяснялся ли в любви или дурачился в дружеской компании. Танец, возникающий ниоткуда - из скрипящей половицы и обрывка старой газеты, танец-размышление, апофеоз восторга или технический агон-соревнование. Кстати, последний вольно - а скорее невольно – и увидели зрители, пришедшие в Театр Киноактера на Гала-концерт Московского международного фестиваля «Степ-парад», который в этом году проходит в седьмой раз. «Счастливое число», - шутят организаторы… Только вот что или кто с кем состязался и в чем – и предстоит нам разобраться.
 
Сценаристы концерта постарались привнести в него уютную дружескую атмосферу «посиделок» с одной стороны и придумать фабулу последовательности самих выступлений, которая завязывалась на ожидании приезда некоего знаменитого «американца», с другой. Поэтому за время вечера зрители, как водится, успели познакомиться и с парочкой «лже-американцев», и посмеяться каламбурам и шуткам, и, конечно же, насладиться профессиональным тэп-танцем. На сцену вышли четыре поколения танцовщиков – от «дедушек русского степа», как сами себя назвали прославленные мэтры этого жанра, до десятилетних «соседских девчонок», степующих с не меньшим азартом и отдачей: золотых призеров Чемпионата мира по степу 2008 года Марии Бышовой, Анны Калеткиной, Анастасии Савичевой. Свое мастерство показала Степ-группа Николая Караченцова, Степ-группа «Флэп» под руководством Вячеслава Янковского, Джем студио, а живую музыку создавал Ансамбль «Два рояля» под управлением Олега Михайлова.
 
Итак, тихий вечер накрывает уютный дворик, где под «негасимый свет московских окон» самозабвенно «режутся» в домино самые обычные соседи - Олег Федоткин и Олеко Абдуллаев. К ним присоединяется Владимир Кирсанов, и вот уже на старых друзей нахлынули воспоминания молодости… Их поколение выросло на танце кумиров – Фреда Астера, Джина Келли, братьев Фаярда и Гарольда Николас, техника которых легла в основу классического степа. И словно чтобы оживить воспоминания прошлого, на сцене появляется стилизованный дуэт современных «братьев Николас» - Тимофея Тимофеева и Виктора Шустова. Великолепные танцовщики, эти молодые ребята из Vortex Tap Dance Company - носители школы классического тэпа, преимуществом которой перед остальными ныне модными тэп-течениями является постановка корпуса и выученность рук, владение телом, а не только нижней его «степующей» частью. Трио «вортэксовцев» (к Тимофею Тимофееву и Виктору Шустову присоединился Дмитрий Силаев), серебряные призеры степ-чемпионатов 2007-2008 годов, Чемпионы России, с неубывающей отдачей работало весь вечер, практически не сходя со сцены, и этих молодых ребят хотелось бы выделить особо. Эти юноши смогли наглядно доказать, что для классического тэпа не обязательны пресловутые фрак, галстук-бабочка и белые гетры, это не некий устаревший ретро-стиль, он современен и сегодня все так же интересен, как и полвека назад. Почему бы, например, не отдав дань элегантному прошлому времен Астера и «золотой» эпохе мюзиклов номером на известную песенку Ф. Лоу «Get me to the church on time» из «Моей прекрасной леди», вслед за этим не выйти самыми обычными и легко узнаваемыми трудягами-простаками, театральными рабочими, будто только-только закончившими приготовления к концерту, и не «постепить» на постланной ими самими сцене? Грамотная интересная музыкальная драматургия, продуманный образ плюс актерское мастерство, помноженные на обаяние танцовщика – и вот уже перед нами немного нагловатый, но все равно милый, харизматичный «американец» Василия Мышлецова, лауреата фестивалей «Степ-парад 1993, 1996», международных фестивалей и чемпионатов по тэп-танцу в Германии и США. Ирония (а где-то и самоирония), чувство юмора, положенные в основу импровизации, придают танцу ту неуловимую легкость и непринужденность, которая так чарует зрителя, что и продемонстрировали настоящие мастера этого жанра: Василий Мышлецов и киевлянин Владимир Шпудейко.
 
Традиция всегда подразумевает альтернативу. Тэп-танец, как любое живое искусство, с жадностью впитывает в себя новые веяния и стилистические модификации и, естественно, изменяется. Не могло не повлиять на трансформацию жанра и неизбежное проникновение в него молодежной субкультуры, а также таких «уличных» танцевальных течений, как хип-хоп и “R’n’B”. Но специфика любого влияния в том, что оно не должно превращаться в пустое заимствование и бездумное копирование – как в пословице, «что русскому хорошо, то немцу смерть». В любом случае, «прививание» того или иного новшества происходит через экспериментальное его опробирование, а там уж как пойдет…
 
В связи с этим своеобразной «оппозицией» классической традиции выступило трио с многообещающим названием «Тэпдэнсцентр Хуфинг&Бродвей» под руководством Василия Седых. Прежде всего стоит расшифровать центральное понятие этого тэп-стиля – «hoofing» (исполнителя, соответственно, называют «hoofer»). Если перевести дословно слово «hoof», то получится что-то вроде «бить копытом», а «хуфера» еще называют «каблучником». Этот современный стиль занесли афротанцоры, которые, как Севион Гловер, декларировали: «Нет» вашему примитивному степу!» Бунтари-«хуферы» призывали «свергнуть Астера с корабля истории», презрительно именуя его «танцовщиком бальных танцев», с удовольствием пародировали ирландский степ, а альтернативой классической танцевальной чечетке выдвигали полное доминирование ритма в танце, где музыка выступает лишь как аккомпанемент. То есть, таким образом, хуфер уподобляется барабанщику-ударнику, который расцвечивает музыкальную канву ритмическими фиоритурами. Танцовщик-«хуфер» целиком погружается в ритмические структуры, отсюда свободное «сброшенное» тело, спина и руки, он внимательно прислушивается также и к своему внутреннему ритму. Нельзя не заметить здесь некоего влияния техники танца модерн, декларировавшего подобное же «самоуглубление» и доминирование собственных ощущений исполнителя.
 
Парадоксально, но, казалось бы, в центре концепции хуфинга – личность, индивидуальность танцовщика, однако, как ни странно, судя по отечественным приверженцам этого направления, как раз танцовщика здесь и нет. Во-первых, горбатые спины и опущенные долу глаза никак не настраивают на общение со зрителем. Во-вторых, место танцовщика здесь будто занимает его «секретарь», под диктовку всевластного ритма прилежно «выстукивающий» свой хореографический «текст». Известный французский писатель и деятель театра Жан Кокто, самолично прошедший как художник через массу всяких «-измов», выразился однажды, что «секретарь никогда не заменит поэта», имея в виду, что живое человеческое чувство и сам художник как живой человек не должны быть отданы в жертву внешней форме, не должны уходить, теряться под ее гнетом. Всецело уйти от сюжетной и музыкальной драматургии (а проблема выбора музыкального материала, который очень часто совершенно невыразителен, явственно стоит перед многими исполнителями), остаться наедине с собой и зрителем и суметь адекватно (и при этом эстетически) выразить свой внутренний мир - задача очень непростая, и «замахнуться на Вильяма Шекспира» может не каждый. Идея хуфинга вовсе не так уж плоха – просто воплощать ее нужно профессионально, тогда танцовщик не превратится в того самого банального «стукача», барабанщика-хуфера в неправильном истолковании этого понятия. Поэтому, хотелось ли того или нет, но две линии тэпа зрители явственно увидели – классическую и современную «хуфинговую» (назовем ее так). Ну а наблюдать за «агонами» профессионалов всегда потрясающе интересно!
 
Как известно, перед «раундом» нужно пожать друг другу руки и, разумеется, дать понять, с кем «противник» сейчас будет иметь дело. И если выступление молодежи, так сказать, было прологом к «турниру», то теперь, когда вечер уже подошел к своему кульминационному моменту, на сценический ринг выходит «тяжелая артиллерия» «дедушек русского степа»! И залп прогремел!
 
Дуэт, а, точнее, квартет из двух танцовщиков и двух музыкантов, судя по реакции зала, стал безоговорочным апофеозом Гала-концерта. Молодые аккордеонисты братья Кирилл и Константин Бондаренко, казалось, летали по сцене, в виртуозности исполнения не уступая Борису Макашову и Владимиру Кирсанову. Никаких «скидок». Никаких там «дедушек» и прочая. Не переплыть это море обаяния и позитивной энергии, фонтанирующей в зал, не загасить пламя темперамента, подогревающего и без того энергичный танец, и лично мне уж совсем не понятно, как можно словно бы между делом выполнять реально сложнейшие технические трюки! Да что там трюки – радоваться хотелось и эмоционально фуэтировать, внимая этому празднику, который вдруг ни с того ни с сего устроил на сцене этот фантастический квартет. Вот вам и «дедушки»… Когда овации утихли, Владимир Кирсанов просто сказал: «Я знаю, что я не Фред Астер…» Как говорится, без комментариев.
 
Ну а что же долгожданный «американец»? Кто он? Дерик К.Грант, афроамериканский тэп-танцовщик, хореограф и педагог, - уроженец Бостона. Танцует он уже около 30-и лет, а заниматься начал с двухлетнего возраста. Восьми лет от роду он осваивает стиль «hoofing» в классе знаменитой «Леди Ди» - Дайаны Уолкер. Сегодня Грант - обладатель званияHoofer Award Recipient – 2008, ведущий исполнитель и хореограф-репетитор всемирно известного танцевального степ-шоу Севиона Гловера «Bring in `Da noise Bring in `Da Funk», которое принесло ему награды Принцессы Грейс как перспективному молодому исполнителю и Хелен Хейс (Washington D.C.) как выдающемуся популярному актеру. Дерик танцевал в Joseph Papp Public Theater и принимал участие в New York Shaкespeare Festival, а также в различных проектах на Бродвее. В 2001 году для открытия фестиваля Black History Month, прошедшего в Aaron Davis Hall, Грант поставил спектакль об истории тэпа. Зрителям также запомнился совместный проект Дерика Гранта и известного бразильского артиста Него Гато (Nego Gato), открывающий торжества в честь певицы Даниэлы Меркюри. Специфика этой постановки была в соединении комбинированного степа с элементами капоэйры. Настоящей сенсацией стал еще один совместный проект Гранта – выступление с прославленным оркестром Дюка Эллингтона. Дерик Грант – признанный мастер ныне популярного современного тэп-жанра «hoofing». Его танец настолько завораживал, что влиятельная газета «New York Times» восхищенно отметила: «Мистер Грант позволяет порывам ритма управлять им с изумительной скоростью!» В чем также смогли убедиться и московские зрители «Степ-парада». Хореографический почерк Гранта действительно каллиграфичен. Он работает очень тонко, аккуратно, сначала будто с пиететом прислушиваясь к музыке, а затем филигранно и очень чисто «отвечая» на нее, словно пара ботинок – это смычок, а пол – скрипка.
 
Итак, обе стороны наконец обменялись «визитными карточками». И поняли, что вступать в «противодействие» не имеет смысла. А раз так, то, как всегда - и по-другому быть не может! - побеждает дружба, и напоследок стоит устроить небольшой товарищеский «матч». Олег Федоткин, Олеко Абдуллаев, Борис Макашов, Владимир Кирсанов и Дерик Грант, к которым постепенно присоединяются все участники Степ-парада – 2009, свободно находят общий язык, ведь это язык танца! А он понятен каждому.
 
Противоборствовать, пожалуй, действительно не стоит. Но стоит бережно сохранять то наше, что накоплено поколениями блистательных мастеров. И главное – остерегаться подмены танцовщика-поэта барабанщиком-секретарем. Ведь никакие самые изощренные и модные нововведения не компенсируют отсутствие живой человеческой улыбки, горящих глаз и открытого зрителю сердца танцовщика.
 
Ольга Шкарпеткина